В одном предложении уже столько абсурда : «писательницы» и «обычный» — уже оксюморон.

Анна Демидова – украинская писательница и городская сумасшедшая, как любит говорить сама девушка, в прошлом креативный продюсер одного из топовых украинских телеканалов, член Национального Союза писателей Украины. Автор нашумевшей трилогии «О Да!», каждая книга которой стала бестселлером. 19декабря презентовала свою новую книгу «Всему свое время».

Писатели не бывают обычными.

Невозможно глубоко описать переживания других, если в твоей жизни ничего не происходит. Соответственно, кто-то или что-то более могущественное, чем мировое тайное правительство – сознательно вносит в жизнь писателей положенную драматургию. Это только мы можем прочесть свежую газетку, выпить чашечку кофе и прикурить первую за день сигаретку от жерла действующего вулкана. Можем закрыть любимую книжку, зевнув, нелепо пошутить, наклониться, чмокнуть в нос дорогого тебе человека и, накинув на плечи парашют, выйти в дверь.

Писатели не живут обычной жизнью, они превращают жизнь в сценарий!

Как проходит мой обычный день? Я просыпаюсь от звонка будильника в 08:55, в десять уже надо быть на работе… А как вы хотели? Чтобы писательница не работала? Ха-ха-ха, увы, в нашей стране заработать на хлеб с маслом одним только методом Толстого – невозможно. У писателя, кроме своей культурообразующей миссии – должна еще быть вполне реальная профессия. Я работаю на телевидении : близко к призванию и , в принципе, неплохо оплачивается. Итак, я завтракаю быстрорастворимой овсянкой, пролистываю ленту новостей в фейсбук, натягиваю джинсы, свитер, наношу легкий макияж и выхожу из квартиры. Я, кстати, абсолютно не парюсь по поводу своего внешнего вида : у меня три десятка одинаковых джинсов и джемперочков, и главное, чтобы волосы были чистыми и носки не дырявыми. Мне просто не хочется тратить даже секунду своей жизни на принятия решения в выборе гардероба. Мне жалко времени, к тому же – писатели, мне кажется, живут в своем мире и его внешнее проявление вообще их не интересует! Иногда раздражает. В 10 утра я все еще стою в пробке на проспекте Победы… Пролистываю рабочую почту, планирую день, моя голова работает постоянно. Обязательно набираю маму – отчитываюсь о планах на день. Мама – это мой личный продюсер, именно мама притащила мне нотубук и заставила написать книгу «Пьяная елка», когда я валялась как овощ в больничной палате, несколько лет назад.

«Книга тебя вылечит» — сказала мама, и я пошла на поправку, заменяя капельницы обдумыванием сюжетной линии. Именно мама – мой основной критик и мотиватор. Вообще, у каждого писателя должна быть своя «мама» — человек, который верит и заставляет трудиться.

Писатели же, в основном, жуткие лентяи. Достоевский, пока долгов не набирался выше крыши, вообще за стол не садился. Прижмет – напишет классику. Вот так же и я. После тяжелого трудового дня телевизионщика – приезжаю домой и снова открываю нотубук… На часах, как правило полночь. Ставлю будильник на 02:00 и пишу свои тысячи знаков с пробелами – новую главу новой книги.

Да, гений – это прежде всего, ремесленник.

И вот, ночью, после тысячи звонков, сотен монтажных склеек, переговоров, съемок и совещаний ты сидишь и придумываешь сюжетную линию для своих героев. Если сильно уставший и злой – обязательно хочется кого-нибудь в книге убить и превратить женский роман в детектив или триллер. Останавливаешь себя горячим чаем с печеньками, прокручиваешь день в голове – обрывки бесед с коллегами, подслушанные фразы, услышанная музыка. Сюжеты – везде, на поверхности, только протяни руку. Тем более, когда речь идет о любви… О, тут, сочувствую вторым половинкам писателей. Потому что, если у автора writer’s block – хана домашнему спокойствию. «И полетели ножи и стаи упреков…», как поет моя любимая исполнительница. Откровенные «кухонные» разговоры перерастают в личные драмы, которые позднее так красиво ложатся на листы А4.

Вот, расставалась я однажды с парнем…

Ужинаем, болтаем о том о сем, я снимаю с ноги босоножек, ничего не предвещало беды… Хохочем, у него телефон звонит… Я беру в руки айфон, а там звонит «Пал Иванович», нажимаю ответить, а «Пал Иванович» — баба! Вот такой вот пердюмонокль. Я надеваю босоножек обратно на ноженьку, отставляю в сторону «Цезарь» и говорю :

«Видел когда-нибудь, как люди уходят?». И ушла.

Навсегда, естественно. Также случалось, когда в списке самых посещаемых страничек оказывались бывшие пассии. Да-да, если ваш избранник лайкает фотки бывшего любовника-любовницы, улюлю, считайте, что нет у вас избранника. Трагедии не случаются по пустякам, а писатели очень категоричны. Мы целыми днями описываем человеческие пороки, и уж кто-то, а борзописцы точно знают, что все складывается из мелочей. А тем более, книга… После двух ночи, когда для того, чтобы глаза оставались открытыми нужен коробок спичек – я захлопываю ноутбук, принимаю душ, надеваю пижамы и завожу будильник на 08:55. С утра как всегда опаздываю.